?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Когда я приехал сюда в первый раз, то бросил сумку в столовой и сразу побежал по лестнице наверх: в таком доме должна быть мансарда, залитая солнцем, думал я, торопливо преодолевая три пролета неудобной лестницы без перил. Комната, до которой я добрался, была маленькой, кособокой и темной, зато в самой ее середине торжественно лилась струя золотистой пыли, прямо с потолка. Круглое окно могло бы служить бойницей, не смотри оно прямо в небо. В толще света толпились пылинки, внизу они были рыжеватыми, а вверху — черными от покрытого сажей окна, собранного из стеклянных треугольников. Я вошел в эту колонну света, доставая затылком до капители, и закрыл глаза. Крыша была совсем рядом, я слышал, как ходят по ней портовые откормленные чайки, и чуял запах разогретой черепицы. Я думал о том, что всегда хотел жить в доме, где по утрам солнечный луч стоит столбом в середине комнаты.

Встреча с «Другими барабанами» произошла непреднамеренно, в книжном магазине, куда я отправилась за Пелевиным в подарок другу. Обернувшись в пол-оборота я вдруг зацепила взглядом знакомые буквы Э Л Т А Н Г. Удивительно, следя за судьбой написания «Тавромахии», я не знала, что она переродилась в «Других барабанах», и уже вот как неделю представлена как новинка из России.

Я листала 638 страниц, прислушиваясь к тому, как потрескивает «свежая» книга и предвкушала как буду падать, лететь вниз по Кроличьей Норе повествования, брать и ставить на полки удивительные метафоры, аллюзии и прозопопеи, изображения лабиринтов и вавилонов, и много всего другого, что станет понятным уже после того, как предмет отпущен на волю, посажен в темницу нового кивота.

Интернет шелестит описаниями романа Лены Элтанг как детектива, но те читатели, которые уже знакомы с творчеством автора, знают, как непросто втиснуть ее романы в жанровые ограничения. Сразу забегая наперед, выскажу мнение, что лучше не поддаться искушению удостоить вниманием (не важно, до или после чтения самого произведения) размещенную в конце книги статью Коробова, якобы дающую несколько «ключей» к пониманию «Других барабанов». Мне кажется, что такие «алгоритмы» к осмыслению текста превращаются в квипрокво, недоразумение, возникающее из-за того, что один символ романа Элтанг тобой, принят за другой, «неправильный» для разгадки послания автора, образ. Каждый, кто неторопливо превратился в тюремного наблюдателя Кайриса, главного героя, сам даст ответ – о чем повествуют «Другие барабаны».

Я нашла для себя ответ. Он зашифрован в приведенных здесь цитатах. Интересно, в каком закутке лабиринта вас будет ожидать отзвук находки, рождающийся лишь для того, кто решится внимательно простучать все поверхности глав «Других барабанов»?

Почему ад у всех разный, а рай все описывают примерно одинаково? На русском севере его представляли садом на небесах — обнесенным стеной, покрытым стеклянной крышей. Там всегда хорошая погода, душистые купы цветов, и пчелы не умеют кусаться. Греки считали рай огороженным местом, даже слово pairidaëza переводится как «заповедник, куда можно не всем», или что-то в этом роде. Литовское dangus это небо, ограды там нет, и сада никакого нет, просто облака, просвеченные солнцем. Некоторые думают, что русское название связано с рекой, потому что reu в индоевропейском означает течь, а значит, рай отделялся от мира живых проточной водой. Одним словом, рай — это хорошо пахнущее, высокое, или хотя бы приподнятое, место под стеклянной крышей, куда можно не всем и рядом с которым течет река.

Так чем же он отличается от моей мансарды?