Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Новая Русская Литература

ПИСАТЕЛИ ГЕНИИ И БЕЗУМЦЫ



«Все таланты близки к безумию», – гласит итальянская пословица.
Проблема гениальности и сумасшествия известна с давних времён: о взаимосвязи таланта и помешательства писали ещё Аристотель, Платон, Демокрит.
После опубликования в 1863 году работы итальянского психиатра Чезаре Ломброзо «Гений и безумие» проблема приобрела академический характер. Ломброзо доказывал, что в гениальности и безумии много схожих черт, а грань, разделяющая эти два феномена, весьма тонка, подвижна и условна. Более того, гениальность и безумие взаимосвязаны. Душевнобольные люди открывали в себе удивительные способности, о которых никогда не подозревали. Многие гениальные писатели (художники) сходили с ума, и в состоянии безумия создавали выдающиеся произведения, каких не могли создать в здравом уме.
С целью проверить гипотезу Ломброзо, я пришёл в праздник «хэллоуин» на «самый страшный фестиваль», чтобы поинтересоваться у любителей ужасов, могут ли создаваемые кошмары привести к безумию не только читателей, но и самих писателей.



Collapse )

Отзыв на пьесу «Слишком женатый таксист»

Оригинал взят у sergey_stasenko в Отзыв на пьесу «Слишком женатый таксист»


Автор: Сергей Стасенко

Пьеса британца Рея Куни «Слишком женатый таксист» (в оригинале «Run for your wife») взрывает мозг. Это короткое произведение мгновенно поднимет твое унылое настроение, если ты унылый конечно. Безумно хочется посмотреть в театре, так как в нашей «Русской драме» уже идет лет 12. Великолепная комедия ситуаций.

Collapse )

  • kostyad

Николаев М.П. Учебник фармакологии 1943

Оригинал взят у kostyad в Николаев М.П. Учебник фармакологии 1943
в библиотеке читал проф Николаев М.П.  Учебник фармакологии .Москва 1943 . 364 с.  учебник для фарм вузов . 2-е доп и пер изд этой книги вышло в 1948 . М.  560 с .  Николаев М.П. 1893-1949 ..  В  книге 1943 хорошая глава про анальгетики с .69-75  автор большой фанат дикодид он же гидрокодон .пишет дикодид лекарство от кашля , болеутоляющее средство, уменьшает выделения из носа при длительном насморке , ограничивает воспаление верхних дыхательных путей . такое действие опиатов обнаружил в 2010 -2011 ,когда нурофен плюс продавался без рецепта и стоил 108 руб за 12 тб .две тб нурофена плюс прочищали нос и снимали боли при простуде на 6 часов . на стр 76 хорошая глава о пользе индийской конопли .автор советует принимать экстракт индийской конопли он же гашиш по 0.015 или настойку индийской конопли по 10-20 капель пока не поможет .на стр 118 автор пишет о пользе амфетамина он же фенамин .пишет нужно принимать порошки и если не помогает вводить амфетамин подкожно или внутримышечно . правда в журнале Фармация в 1942 номер 6 стр 40 пишут, что первитин он же метамфетамин нужно вводить внутривенно и лучше с глюкозой

Рассказ «Избранный»

Оригинал взят у sergey_stasenko в Рассказ «Избранный»


Говорят, кто много отдает - много получает. Однако всегда ли хорошее?

Основано на реальных событиях

Автор: Сергей Стасенко

— Здравствуй, приятель!

На тротуаре сидел бомж. Он копался в грязной тележке. На голове рэперская шапка. Под тяжелыми ботинками чернокожего хрустела осенняя листва.
Collapse )

"Ничего, что шизофреничка! Главное, чтоб худая...

Неожиданным бестселлером стал биографический роман о судьбе "забытого отпрыска" семьи Кеннеди. Нет - не о звёздном Джоне, и не о мудром Роберте, и даже не о (так себе) Теде; речь пойдет о...

А что мы вообще знаем о тайнах династии Кеннеди? Даже Джеки, о которой детально известно, что она до конца жизни поддерживала вес в 55 кг. Утром - на весы, и если они хоть чуть-чуть зашкаливали, уже целый день питалась только клубникой со сливками.
А то, что у них со Джоном умер самый первый ребенок - сын, скрывалось. В том числе и от американской публики.

Так и у Джона была сестра Розмари, красивая и жизнерадостная девушка, с пышными формами, а по сути - ребенок. В связи с родовой травмой ее умственное развитие остановилось на годах десяти-двенадцати.

Из письма юной Розмари отцу, патриарху семейства Джо: "Дорогой, любимый папочка! Я обожаю тебя. Прости, ты думаешь, я такая толстая".
Ничтоже сумняшася отец отписывает прямо в школу: "Моя дочь стала у вас слишком жирной. Я прямо так ей и сказал".

Из письма Розмари: "Вы все будете мною гордиться, мне удалось сбросить вес!"
Но судьба еe уже решена семейством: эта притягательная фигуристая женщина с разумом ребёнка слишком неуправляема, президентским амбициям Джона может быть нанесен непоправимый ущерб. Имидж всего строгого католического семейства под угрозой. Отец приговорил Розмари к лоботомии.

Процедура (сверление сквозь височные кости с обоих сторон, потом вставляется "шуруп" и пытаются что-то там соскрести изнутри) проходит неудачно: молодая женщина "откатывается" к возрасту 2-3 лет, теряет навыки речи, еле ходит.

Отец помещает ее в католический приют для душевнобольных и "забывает" на последующие 20 лет. Hи мать, ни любящие братья-сестры не навестили пациентку за все это время.

Наконец, в 1961 году в приют впервые заглядывает маман (Пропонент прав умственно отсталых). Дочь узнала, дико закричала и попыталась наброситься на мать с кулаками.
По воспоминаниям персонала, та все-таки осталась и внимательнийшем образом наблюдала, как Розмари, успокоившись, ест, а после ужина мило улыбнулась:

"Пожалуйста, не давайте ей никакого десерта"

На что монашка отреагировала молниеносно: побежала и принесла Розмари двойную порцию торта.

На фото: Джон и Розмари Кеннеди (до операции). 1935 год.

Элис Манро.«Мишка косолапый гору перелез»

Прочитала новеллу Элис Манро (Нобелевский лауреат в области литературы 2013 г.) «Мишка косолапый гору перелез»(Иностранная литература, 2014, № 9). Манро – признанный мастер небольших литературных форм. Этот рассказ повествует о жизни пожилых супругов, которые всю жизнь прожили вместе, любят друг друга, и все у них было хорошо в жизни – спокойной, размеренной, обычной, пока… Частенько так и бывает – среди безмятежного счастья приходит вдруг беда, незаметненько так – и вот она на пороге. Так получилось и у героев новеллы – Фионы и Гранта. Фиона заболела. Болезнь, как правило, возрастная – начинается с потери памяти, и далее по нарастающей. Грант с ужасом наблюдал, что происходит с его женой, не хотел видеть очевидного, считал, что просто ослабла память у Фионы. И боялся, очень боялся того, что придется отдавать ее в специальную больницу для таких вот старых пациентов.
Для меня тематика рассказа, увы, не чужда. Да, думаю, не чужда всем тем, у кого старенькие родственники начинают все забывать, говорить какие-то непонятные вещи, странно себя вести, пугая всем этим своих взрослых детей. И это действительно страшно, потому что больной человек превращается в какую-то другую личность, переставая узнавать даже самых близких родственников. Именно это происходит и в жизни Гранта, который пытается относиться к своей больной жене так, будто все идет по-прежнему, и все хорошо в их жизни. Но так не получается, наоборот, страдания Гранта только увеличиваются. Нельзя сказать, что он живет – скорее его жизнь происходит как бы во сне. А просыпается он только когда приходит к жене в больницу. И вот ведь ирония судьбы - в больнице Фиона встречается со своим давним знакомым, еще с молодости, Обри, который также там находится. Они начинают общаться, все время находятся вместе, а муж Фионы – ревнует. Понимает, что это глупо, но ничего не может с собой сделать. Читаешь – и жалко их всех. Поначалу. А потом как-то это чувство проходит. И наступает понимание – а ведь жизнь везде. И совсем не так важно, где ты находишься (?), но даже там, где не может быть ничего хорошего, как например, в больнице для хроников, когда прогнозы совершенно определенные, есть место радости, каким то хорошим моментам, которые мы, здоровые (пока) просто не видим и не понимаем. И совсем не важно, сколько тебе лет. И в почтенные годы человек любит, ревнует, и жизнь идет. А сильные чувства только поддерживают, дают силы жить, радоваться жизни. Думаю, что именно в этом – надежде, радости от проживаемой жизни, какой-бы тяжелой она не была, в том, что есть свет не только в конце тоннеля, но есть свет в нашей сегодняшней жизни – секрет популярности произведений Манро.
А прошлое всегда с нами – хорошее или плохое, счастливое или нет, но с нами. И наше счастье – оно неуловимо, оно, увы, в нами постоянно не будет, такое уж оно, счастье. Да и Бог с ним.
И знанья малая частица
Открылась им на склоне лет,
Что счастье наше - лишь зарница,
Лишь отдаленный слабый свет.

Оно так редко нам мелькает,
Такого требует труда!
Оно так быстро потухает
И исчезает навсегда!

Как ни лелей его в ладонях
И как к груди ни прижимай,-
Дитя зари, на светлых конях
Оно умчится в дальний край!
Заболоцкий Н.

Члены британской короны употребляли человеческую плоть в «медицинских целях» и мародерствовали

Члены британской королевской семьи употребляли в пищу человеческую плоть в «медицинских целях» и мародерствовали

На протяжении почти всей истории человеческая жизнь стоила в Западной Европе ничтожно мало. Мы уже проводили специальное исследование «Сравнительной истории зверств», без которого было бы трудно представить себе истоки западноевропейской традиции жестокосердия во всей её мрачности

Так английская «королева-девственница» Елизавета I отрубила голову не только Марии Стюарт, она казнила ещё 89 тысяч своих подданных. В отличие от своего современника Ивана Грозного, называвшего её «пошлой девицей», Елизавета (чья мать, Анна Болейн, кстати, тоже была обезглавлена) не каялась в содеянном ни прилюдно, ни келейно, убиенных в «Синодики» не записывала, денег на вечное поминовение в монастыри не посылала (как это делал Иван «Грозный», на чьей совести было до 4 тыс. человек). Европейские же монархи таких привычек вообще сроду не имели.
Collapse )
  • progroh

Малкольм Гладуэлл. Переломный момент. Как незначительные изменения приводят к глобальным переменам

Malkolm_Gladuell__Perelomnyj_moment._Kak_neznachitelnye_izmeneniya_privodyat_k_g       
Малкольм Гладуэлл. Переломный момент. Как незначительные изменения приводят к глобальным переменам. Альпина Паблишер, М. - 2012

В 2002 году издательством «Back Bay Books“ впервые был издан «Переломный момент» - первая книга канадского журналиста и социолога Малкольма Гладуэлла. Книга произвела сенсацию: о ней говорили повсюду, её обсуждали на телевидении, её переводили на десятки языков мира. Скоро она стала известна во всём мире.

Теперь, когда я прочитал «Переломный момент», я могу сказать: в 2002 году, когда книга увидела свет, произошла эпидемия. Не биологическая — социальная.

В своей книге Малкольм Гладуэлл как раз и вводит понятие «социальной эпидемии» и подробно объясняет, как и почему происходят социальные эпидемии — «как незначительные обстоятельства приводят к глобальным переменам». И что следует ждать после этих глобальных перемен.

Снос нескольких домов привёл к эпидемии сифилиса в Балтиморе.

Несколько подростков купили обувь «Hush Puppies“, и это привело к возрождению популярности фирмы, которая уже давно в широких кругах считалась старомодной.

Казалось бы, сложно найти взаимосвязь между этими явлениями. Однако Гладуэлл, опираясь на исследования ряда учёных: биологов, психологов и социологов, а также на свои собственные наблюдения, сделал это.

Любая социальная эпидемия происходит в «переломный момент» -  в «точке кипения», как выражается автор, в критический момент, с которого начинается волна, охватывающая всё общество — волна роста или, наоборот, спада преступности, популярности той или иной марки одежды, автомобилей, обуви, роста самоубийств и многое другое.

У истоков любой социальной эпидемии всегда стоят трое: Знаток, Объединитель и Продавец.

В основе любой социальной эпидемии лежат три фактора: закон малого числа, фактор прилипчивости и сила обстоятельств.

Не случайно, кстати, социальные эпидемии называются именно эпидемиями. Гладуэлл пишет: «...Лучший способ понять то, как возникают направления моды; как происходят приливы и отливы волны преступности; или, в этом же ключе, как неизвестные книги превращаются в бестселлеры; как распространяется среди подростков пристрастие к курению; как возникнет феномен молвы или же любые другие необъяснимые явления, характерные для сегодняшней повседневной жизни, — это относиться к этому, как к эпидемиям. Идеи, товары, информация и типы поведения распространяются точно так же, как вирусы».

Редко в какой книге по психологии или социологии мне встречалось так много такой интересной информации — так много интересных теорий, законов, гипотез. Так что уже за это хочется сказать автору большое спасибо. Он проделал огромный труд. Но что больше всего нравится в книгах Гладуэлла — так это то, как он умеет заинтриговать читателя. Например, одна из его глав («Закон малого числа») начинается так:

В полдень 18 апреля 1775 года молодой парень, работавший на конюшне в Бостоне, подслушал, как один британский офицер говорил другому приблизительно следующее:

«Завтра мы устроим им преисподнюю».

Или:

В конце 1960-х годов телепродюсер Ганц Куни вознамерилась начать эпидемию. Ее целью были трех-, четырех- и пятилетние дети.

Прямо как будто читаешь какой-то детектив. Загадочные случаи, ощущение тайны — и разгадка. Читать так же интересно, как про Шерлока Холмса. Вот почему большинство социологов и психологов предпочитают писать длинные и (сравнительно) скучные трактаты, которые вряд ли станет читать не специалист, когда можно написать книгу о психологии и социологии для всех — от мала для велика, для специалистов и не очень? У Гладуэлла и узнаёшь что-то интересное, и себя познаёшь лучше, и читать интересно. На мой взгляд, великолепное сочетание.

Впечатление от книги подпортили опечатки, которых, к сожалению, в книге много — особенно в начале: «он завертит фразу» вместо «завершит», «к гримеру» вместо «к примеру», «гораздо больше людей отправлялось бедные районы» и др. Плюс явно местами с переводом плоховато — потому что возникает ощущение, что не по-русски звучит. Вот эта фраза, к примеру, очень смахивает на кальку:

Внезапно те люди, которые оставались заразными в течение недели, пока их не вылечат, стали заражать других в течение двух, трех или четырех недель, прежде чем их излечивали.

Вот встретится такая фраза — и уже отрываешься от чтения, сбиваешься...

Плюс ещё хочу отметить, что у редактора и переводчика встречаются разногласия. У переводчика Гершвина зовут Джордж, у редактора — Джон (правильно Джордж). И переводчик, и редактор пишут то Манхеттен, то Манхэттен. В данном случае даже разногласие не между ними: они сами с собой вступают в разногласия. Насколько я знаю, написание названия этого города является спорным, т.е. правильны оба варианта. Но следовало бы остановиться на каком-нибудь одном.

Прохор Гроховский

  • progroh

Малькольм Гладуэлл. Озарение. Сила мгновенных решений. М.: Альпина Паблишер, 2010.

739_ozarenie-sila-mgnovennyih-reshenijЕсли вы уже прочитали все про личностную эффективность и хотите чего-то большего — эта книга для вас. Впрочем, если вы задумываетесь о том, как работает интуиция, эта книга тоже для вас

Я давно не испытывал такой радости узнавания. Книга описывает ситуации, которые были в жизни сто раз: неправильный выбор сотрудника, на которого впоследствии было потрачено время и деньги впустую, выбор не того фильма или не того отеля. Я каждый день думаю о своей интуиции, и порою мне кажется, что у меня ее вовсе нет. Книга Галуэла сильно успокаивает и вдохновляет на этот счет.

Мы много слышали о том, что адекватно воспринимаем нового человека в первые две секунды, о том, что правильные решения лежат на поверхности и о том, что мгновенная интуиция порою может дать гораздо больше, чем часы »умных» рассуждений. Как это работает? Когда нужно, а когда не нужно прислушиваться к своему внутреннему голосу? Можно ли развивать в себе умение принимать правильные мгновенные решения? Автор говорит »да» и довольно внятно объясняет, почему.

Полицейские расстреляли невинного человека. Специалисты за год исследований не смогли установить поддельность статуи. На пост президента США в 1921 году был избран Уоррен Гардинг — посредственный и незадачливый политик. Почему произошли эти роковые ошибки? Можно ли было избежать их? Малкольм Гладуэлл, автор бестселлера »Гении и аутсайдеры», анализирует процесс принятия решений. Он раскрывает закономерности бессознательных решений и анализирует факторы, искажающие этот процесс.

«Озарение» рассказывает о том, кем был прототип доктора Лайтмана (Тим Рот) из сериала Lie to me. Товарища звали Сильван Томкинс. Еще во времена великой депрессии он забавлялся тем, что на скачках предсказывал с неимоверной точностью, какая лошадь придет первой. Делал он это, основываясь на выражениях морд лошадей. Впоследствии Томкинс составил полный каталог выражений лица человека (всего около 3 тысяч), по которому можно было угадать то, что угадывал герой сериала: лицо убийцы-террориста в толпе, ребенок, который оговаривает своих родителей и проч.

Однако Гладуэл пишет о том, что не обязательно носить с собой какие-то каталоги, сверяться с ними и проводить комплексный анализ. Все каталоги находятся внутри нас. В «Озарении» представлена техника »тонких срезов», которая по первому взгляду в течение нескольких секунд позволяет составить представление о том, что можно ожидать от человека.

«Представьте, что вы работаете в страховой компании, которая обеспечивает страховку на случай преступной халатности врачей. Ваш босс поручает вам установить, кому из врачей, попавших в поле зрения компании, может быть предъявлен судебный иск… Хотите верьте, хотите нет, но риск обращения в суд по поводу профессиональной халатности практически не соотносится с количеством ошибок врача».

Книга вызвала большой фурор в Америке, и автору платят какие-то безумные деньги за лекции и колонки в журналах. Наверное, не потому, что «Озарение» делает какие-то открытия (их ждать не стоит — большую часть примеров вы где-то когда-то слышали), а потому, что Гладуэл задает нужный контекст, настраивает на нужную волну.

Олег Воробьев

http://gaude.ru/news/20618

Гаруда

Александр Шувалов. Женская гениальность. История болезни

название или описание
Книга психиатра и нарколога А. Шувалова («автора книг "Справочник практического врача по психиатрии, наркологии и сексопатологии", "Безумные грани таланта. Энциклопедия патографий", а также 200 научных и научно-популярных статей в сборниках, справочных руководствах, журналах и газетах») посвящена интереснейшей проблеме. Какова связь между гениальностью, неординарными творческими способностями и психическими отклонениями (включая токсикологические заболевания и асоциальные поведенческие модели)? И в частности, какова природа женской гениальности, и не является ли она прямым следствием аномалий, психиатрических диагнозов, опасных нарушений нормы?

Ненормальность людей творчества – чудаковатость, отрешённость («не от мира сего»), а то и буйные помешательства; экстравагантность, непредсказуемость, алкоголизм, эксперименты с наркотиками, беспорядочные половые связи, скандалы, депрессии, суицид – всё это давно является частью «фольклора» о писателях, поэтах, музыкантах, художниках. Мы знаем, что Мусоргский умер от пьянства, что Маяковский «лёг виском на дуло», а, к примеру, Чайковский был не так традиционно ориентирован. Можно сказать, что мы привыкли к мысли, что гений ненормален, что он – белая ворона, сумасброд и психопат.

Но чаще этот modus vivendi мы связываем с мужчинами, - поскольку подавляющее число гениев (со всеми их странными особенностями) приходится именно на мужскую половину человечества. Среди общепризнанных талантов, сделавших хоть что-то значительное в истории нашей планеты, не так много женщин. По сравнению с мужским множеством – совсем мало. Можно сказать, что только новейшее время принесло нашей цивилизации имена выдающихся женщин-учёных и киноактрис. «Среди женщин нет ни одного великого философа или мыслителя, ни одного действительно великого изобретателя или композитора»,Collapse )